Экспертный отчёт о 42 сессии ДВА 22.04.2016

На этой сессии было сразу две игры, поэтому посещение пленарных занятий приходилось чередовать. Первая игра - «Приглашение к путешествию» (руководитель Чудин Р.Х.), вторая – «…а то, что жил он как поэт…» (руководители Неткач А.С. и Назарова И.Г.) В скобках заметим: то, что работа детей со стиховым материалом называется игрой, никак не влияет на серьезность этой работы. К тому же стихия игры неотделима от поэтической стихии.

Надо заметить, что дети и отдавались этому занятию с истинно игровым азартом. Возможно, еще и потому, что обе игры были очень интересны даже в своем первоначальном замысле. В первой игре шла работа с поэтическими текстами, в которых с разных сторон раскрывается феномен путешествия. Во втором случае работа строилась вокруг разного отношения к фигуре поэта (и его роли) на сравнении «Пророка» А.С.Пушкина, «Безумия» Тютчева и «Одинокого лицедея» Хлебникова.

На одном из пленарных занятий этой группы работа именно со стихотворением Хлебникова (очень сложным, как и большинство стихов этого автора) дала наиболее интересные результаты. Достаточно экстравагантное прочтение, соединившее образы Минотавра и символического Пушкина, было, тем не менее, вполне нетривиальным и интересным. Да и при работе с «Безумием» Тютчева детям удалось дать свою достаточно убедительную трактовку этого вполне загадочного стихотворения.

Когда я впервые оказался на детско-взрослой академии (2008 год) меня больше всего поразило, что дети, оказывается, любят именно сложные, загадочные стихи. Они их увлекают: сложность воспринимается ими как шифр, который интересно разгадать. Впрочем, именно в этом плане заметно постепенное изменение в отношении детей к задачам своей работы. Теперь дети все чаще выбирают стихи внешне более простые, а их главным интересом становится обнаружение внутренней сложности, многоплановости того, что внешне кажется достаточно простым.

Так на пленарном занятии первой игры 27 июня четыре группы делились своими впечатлениями от одного и того же стихотворения Бунина «Собака». Это был очень интересный опыт. Каждая группа не дублировала результаты предыдущей, а замечала что- то свое, и в результате наглядно проявились глубина и сложность разбираемого стихотворения, не заметные при поверхностном прочтении.

Зато на следующий день на той же игре разбиралось сразу несколько стихотворений: «Жираф» Гумилева, «Ты помнишь? В нашей бухте сонной…» Блока, «Ночь» Пастернака. Меня поразило, как бережно дети обращаются с текстом, всякий раз по-новому рассматривая феномен путешествия как постижения мира; как работа с, казалось бы, вполне формальными вещами (пунктуацией, местоимениями) не засушивает прочтение, а обнаруживает дополнительные возможности понимания.

На итоговой конференции особенное внимание обратило на себя выступление двух шестиклассниц, разбиравших стихотворение Мандельштама «Армения». Не притворяясь филологами, они точно (и как-то весело) формализовали свое полудетское восприятие этого замечательного (и тоже очень непростого) стихотворения. Особенно эффектным было сравнение (вслед за Мандельштамом) двух изображений: кузнечных клещей и скоб с буквами армянского алфавита.

Программа академии выстроена очень логично: она учит детей не ограничиваться первым, общим впечатлением, а двигаться внутрь этого впечатления, осознавая его природу. Выясняется, что дети вполне открыты к восприятию любых, даже очень сложных поэтических текстов, нужно только дать им понять, что стихи - не хитрая безделица и не простой рассказ. Что стихи – это сообщение, только на особом языке. Поняв это, дети начинают с поразительным увлечением и азартом осваивать этот язык и докапываться до смысла сообщения.

В самом общем плане работа в ДВА приучает детей видеть в стиховой форме органическое единство и задаваться вопросами: с чем в каждом конкретном случае связано отступление от канона. Эти вопросы нередко выводят детей к неожиданным выводам в плане содержания. А это и есть первый, начальный опыт пристального, «умного» чтения (в чем, на мой взгляд, и состоит основная задача академии). Разбор становится увлекательным путешествием в пространство стихотворения.

Михаил Айзенберг