ТАЙМЕР/ Не волнуйтесь, коллеги 19.12.2020

…На город опустилась ночь. Но это не мешало ему продолжать жить своей активной жизнью. Машины так же мчались по дорогам, фонари горели. Были, впрочем, и кварталы, где улицы спали. Этот темный переулок оканчивался тупиком. Тусклый желтый свет придавал ему вид места из фильмов ужасов. Тишина и безлюдье царили здесь. В конце переулка находилось кафе, где изредка собирались любители поиграть в бильярд. Но сегодня ночью в нем кипела жизнь…

– Ну и где он? - говорила женщина средних лет, сидящая на стуле. На ней были очки в золотой оправе. Русые волосы собраны в пучок.

– Марья Ивановна, проявите терпение, – отвечал крупный мужчина, расхаживая туда-сюда.

– Мы ждем его уже полчаса, Геннадий Дмитриевич, – возмущалась Марья Ивановна, то и дело поправляя очки.

– Напомните, зачем мы здесь? – вполголоса спросила молодая девушка, сидевшая за барной стойкой.

– Ух, молодежь, - ответил Геннадий Дмитриевич, – Совсем не понимает всей проблемы…

– Девушка опустила глаза и промолчала, прижимая к груди синюю папку.

Тут в небольшой зал кафе вбежал щупленький, невысокий мужчина. Он нес стопку бумаг. Почти добежав до коллег, он чуть не упал, Геннадий Дмитриевич удержал его.

– Спасибо, – быстро сказал мужчина.

– Ну наконец-то, – Марья Ивановна снова поправила очки.

– Рассказывайте, Олег Игоревич, – сказал Геннадий Дмитриевич.

– Итак, – начал мужчина, пригладив негустые светлые волосы, – для начала я приветствую своих трудолюбивых коллег в столь сложных обстоятельствах…

– Ближе к делу, – Марья Ивановна откинулась на спинку стула.

– Сейчас мы снова столкнулись с дистанционным обучением, – начал Олег Игоревич, достав из стопки одну из бумаг, – Есть колоссальное количество оснований полагать, что оно повлияет на знания наших учеников. У детей сейчас много соблазнов: выключить звук и видео, посмотреть ответы в Интернете, уйти обедать, сидеть в телефоне, отправиться гулять с собакой…

– Скажите, много учеников сейчас пользуется этим «соблазном»? - перебил Геннадий Дмитриевич. – Может, не стоит из-за этого переживать?»

– Тут вы ошибаетесь, - подала голос молодая девушка. Она встала и открыла папку. – Я провела расследование среди своего класса. Они отвечали на вопросы, а я подготовила доклад на эту тему. К сожалению, я опросила всего 20 человек…

– Думаю, это уже хорошо, – сказал Геннадий Дмитриевич.

– Естественно, я не могу с точностью утверждать, правду ли говорят дети, – девушка слегка покраснела. – Но большая часть из них, по их словам, иногда списывает. Всего пару человек сказали НЕТ. Также несколько сказали ПОСТОЯННО. Почему же так происходит? С одной стороны, причина понятна – желание получить хорошую оценку. Раньше некоторым детям не было дела до учебы. А сейчас, видимо, появился несложный способ получить оценку, чуть-чуть нажимая клавиши компьютера.

– Тут я с вами поспорю, – Марья Ивановна встала, поправив пучок. – Дети, списывают, только чтобы не сильно напрягаться во время ответов. Знаний в их голове совершенно не остается. Да что там ответы! Они даже не отвечают! Я спрашиваю ребенка, а он просит повторить вопрос. Спрашиваю другого – то же самое. Что делать в такой ситуации?

– Ставить двойки, – Геннадий Дмитриевич самодовольно добавил, – лично я так и делаю.

– Ну и что прикажете делать с, как минимум, пятнадцатью людьми из класса, которым наплевать на двойки? После этого у них вообще желание учиться пропадет.

-- Оно и было далеко не у всех, – пробурчал себе под нос Геннадий Дмитриевич.

– Возможно, стоит заинтересовать детей темой урока? – скромно спросила девушка.

– Светлана Сергеевна, вот и как вы предлагаете это сделать?» - Марья Ивановна приспустила очки. – В телефоне, естественно, интереснее!

– Замкнутый круг получается, – Геннадий Дмитриевич почесал затылок.

– Прошу заметить, – Светлана Сергеевна взяла другой листок из папки, – большей части моего класса стало легче учиться на дистанте. Можно посмотреть в Интернете дополнительную информацию…

– Ну и кому это надо? – Марья Ивановна села на место. – Работать они от этого лучше не начинают. Легче им потому, что можно ничего не делать.

– Прошу, – сказал Олег Игоревич, до этого молча слушавший коллег, – давайте не преувеличивать. Далеко не все дети до дистанта не делали домашнее задание, списывали, хоть и не в таких количествах, конечно, и просто бездельничали. Проблема скорее в том, что мы не можем это контролировать. Также хотелось бы добавить, что это не единственная проблема. Поскольку закрыли дополнительное образование, дети меньше общаются с живыми людьми, – он просмотрел на Светлану Сергеевну. – Верно?

– По данным моего опроса, вы правы. Большая часть ребят либо не желают идти гулять с друзьями, либо самостоятельно не делают первых шагов, чтобы пригласить друга погулять. Всего несколько человек часто видятся в друзьями. Скорее всего, детям просто не нужно общение. Кто-то честно говорит: «У меня друзья в Интернете», а кто-то говорит, что он интроверт.

– Докатились, – вздохнула Марья Ивановна. – Мы все так ждем выхода с дистанта… ну выйдем, и что дальше? Детям-то сейчас, оказывается, общение совсем не нужно… ужас!

– Марья Ивановна», – сказал Геннадий Дмитриевич, – мы собрались, чтобы решать проблемы, а не жаловаться на жизнь.

– Я вообще не представляю, как такую проблему можно решить, – Светлана Сергеевна села, обхватив себя руками. – Это же не от нас зависит. Неизвестно, когда снимут дистант. И на детей мы повлиять не можем из-за того, что не в состоянии их контролировать.

Геннадий Дмитриевич приобнял Светлану Сергеевну.

– Не волнуйтесь, все будет хорошо, – он посмотрел на своих коллег. – Будем надеяться, что дети поймут нас. И захотят продолжать учиться…

– Ну и где он? - говорила женщина средних лет, сидящая на стуле. На ней были очки в золотой оправе. Русые волосы собраны в пучок.

– Марья Ивановна, проявите терпение, – отвечал крупный мужчина, расхаживая туда-сюда.

– Мы ждем его уже полчаса, Геннадий Дмитриевич, – возмущалась Марья Ивановна, то и дело поправляя очки.

– Напомните, зачем мы здесь? – вполголоса спросила молодая девушка, сидевшая за барной стойкой.

– Ух, молодежь, - ответил Геннадий Дмитриевич, – Совсем не понимает всей проблемы…

– Девушка опустила глаза и промолчала, прижимая к груди синюю папку.

Тут в небольшой зал кафе вбежал щупленький, невысокий мужчина. Он нес стопку бумаг. Почти добежав до коллег, он чуть не упал, Геннадий Дмитриевич удержал его.

– Спасибо, – быстро сказал мужчина.

– Ну наконец-то, – Марья Ивановна снова поправила очки.

– Рассказывайте, Олег Игоревич, – сказал Геннадий Дмитриевич.

– Итак, – начал мужчина, пригладив негустые светлые волосы, – для начала я приветствую своих трудолюбивых коллег в столь сложных обстоятельствах…

– Ближе к делу, – Марья Ивановна откинулась на спинку стула.

– Сейчас мы снова столкнулись с дистанционным обучением, – начал Олег Игоревич, достав из стопки одну из бумаг, – Есть колоссальное количество оснований полагать, что оно повлияет на знания наших учеников. У детей сейчас много соблазнов: выключить звук и видео, посмотреть ответы в Интернете, уйти обедать, сидеть в телефоне, отправиться гулять с собакой…

– Скажите, много учеников сейчас пользуется этим «соблазном»? - перебил Геннадий Дмитриевич. – Может, не стоит из-за этого переживать?»

– Тут вы ошибаетесь, - подала голос молодая девушка. Она встала и открыла папку. – Я провела расследование среди своего класса. Они отвечали на вопросы, а я подготовила доклад на эту тему. К сожалению, я опросила всего 20 человек…

– Думаю, это уже хорошо, – сказал Геннадий Дмитриевич.

– Естественно, я не могу с точностью утверждать, правду ли говорят дети, – девушка слегка покраснела. – Но большая часть из них, по их словам, иногда списывает. Всего пару человек сказали НЕТ. Также несколько сказали ПОСТОЯННО. Почему же так происходит? С одной стороны, причина понятна – желание получить хорошую оценку. Раньше некоторым детям не было дела до учебы. А сейчас, видимо, появился несложный способ получить оценку, чуть-чуть нажимая клавиши компьютера.

– Тут я с вами поспорю, – Марья Ивановна встала, поправив пучок. – Дети, списывают, только чтобы не сильно напрягаться во время ответов. Знаний в их голове совершенно не остается. Да что там ответы! Они даже не отвечают! Я спрашиваю ребенка, а он просит повторить вопрос. Спрашиваю другого – то же самое. Что делать в такой ситуации?

– Ставить двойки, – Геннадий Дмитриевич самодовольно добавил, – лично я так и делаю.

– Ну и что прикажете делать с, как минимум, пятнадцатью людьми из класса, которым наплевать на двойки? После этого у них вообще желание учиться пропадет.

-- Оно и было далеко не у всех, – пробурчал себе под нос Геннадий Дмитриевич.

– Возможно, стоит заинтересовать детей темой урока? – скромно спросила девушка.

– Светлана Сергеевна, вот и как вы предлагаете это сделать?» - Марья Ивановна приспустила очки. – В телефоне, естественно, интереснее!

– Замкнутый круг получается, – Геннадий Дмитриевич почесал затылок.

– Прошу заметить, – Светлана Сергеевна взяла другой листок из папки, – большей части моего класса стало легче учиться на дистанте. Можно посмотреть в Интернете дополнительную информацию…

– Ну и кому это надо? – Марья Ивановна села на место. – Работать они от этого лучше не начинают. Легче им потому, что можно ничего не делать.

– Прошу, – сказал Олег Игоревич, до этого молча слушавший коллег, – давайте не преувеличивать. Далеко не все дети до дистанта не делали домашнее задание, списывали, хоть и не в таких количествах, конечно, и просто бездельничали. Проблема скорее в том, что мы не можем это контролировать. Также хотелось бы добавить, что это не единственная проблема. Поскольку закрыли дополнительное образование, дети меньше общаются с живыми людьми, – он просмотрел на Светлану Сергеевну. – Верно?

– По данным моего опроса, вы правы. Большая часть ребят либо не желают идти гулять с друзьями, либо самостоятельно не делают первых шагов, чтобы пригласить друга погулять. Всего несколько человек часто видятся в друзьями. Скорее всего, детям просто не нужно общение. Кто-то честно говорит: «У меня друзья в Интернете», а кто-то говорит, что он интроверт.

– Докатились, – вздохнула Марья Ивановна. – Мы все так ждем выхода с дистанта… ну выйдем, и что дальше? Детям-то сейчас, оказывается, общение совсем не нужно… ужас!

– Марья Ивановна», – сказал Геннадий Дмитриевич, – мы собрались, чтобы решать проблемы, а не жаловаться на жизнь.

– Я вообще не представляю, как такую проблему можно решить, – Светлана Сергеевна села, обхватив себя руками. – Это же не от нас зависит. Неизвестно, когда снимут дистант. И на детей мы повлиять не можем из-за того, что не в состоянии их контролировать.

Геннадий Дмитриевич приобнял Светлану Сергеевну.

– Не волнуйтесь, все будет хорошо, – он посмотрел на своих коллег. – Будем надеяться, что дети поймут нас. И захотят продолжать учиться…

Варвара Короткова